little_deceiver (little_deceiver) wrote,
little_deceiver
little_deceiver

Categories:

Третья Эпоха, отчет

По следам Третьей Эпохи меня многие просят рассказать историю про Кольцо, поэтому назрела необходимость в отчете. Он будет тезисный и посвящен в первую очередь участию моего персонажа, Торина, сына Даина, в Братстве – потому что остальные линии и сюжеты, к сожалению, почти не сыграли, и упоминать о них отдельно я не вижу смысла.
Для понимания мотивации поступков Торина следует вначале рассказать про два нюанса. Первое. Основной движущей силой для персонажа являлось желание доказать, что он достоин в перспективе носить корону Короля под Горой. Всю жизнь до событий игры он жил в тени подвигов отца – Даина Железностопа, победителя Азога, героя Битвы Пяти Воинств, и своего тезки Торина Дубощита, с которым его еще и часто путали мало понимающие в делах загадочных гномов люди. То есть желание совершить что-то значимое было основным.
Второе. У гномов в общем загрузе важнейшую роль играла концепция долгов. В «долги» в гномьем мировоззрении конвертировались не только любые принимаемые или отдаваемые ценности, но и все оскорбления, обиды и т.д. Причем необходимость взыскать долг, если не с самого должника, то с его потомков – дело чести для гнома. То же самое с возвращением долгов. Интерпретация и подсчет долгов – сложная и запутанная система, понимание которой варьируется у разных кланов, и арбитрами в которой могут служить Хранитель мудрости либо Король. Ярким примером является долг Саурона перед гномами за нанесенные им обиды. Некоторые гномы могли считать, что его можно выплатить золотом, артефактами, какой-либо помощью. Другие – что этот долг неоплатен, и может быть взыскан только путем уничтожения Саурона. Второго мнения придерживался Даин, король и отец Торина, так что в этом отношении особого простора для рефлексии не было.
Ну, а теперь перейдем непосредственно к событиям.
В четверг днем обнаружилось, что кто-то пытался вскрыть могилу Торина Дубощита в Эреборе, но не смог сдвинуть плиту. Стража ничего не видела, в крепость никто не входил и не выходил из нее. Странная история. Конечно же, это был Фродо, обладавший на тот момент одним из Малых колец, дававших невидимость в обычном мире.
В пятницу Фродо с тремя друзьями приходит еще раз, и уже открыто просит вскрыть могилу, мотивируя это тем, что ему постоянно снятся сны про нее с участием Бильбо. Мотивация звучит так себе, так как могила Торина – практически святыня для гномов Эребора. Тем не менее, после долгих рассуждений мы приходим к выводу, что если в могиле находится темный артефакт – то она уже осквернена, а значит вскрыть ее и извлечь эту вещь будет благом. С Фродо заключается договор о том, что в случае его ошибки – он в долгу перед нами, в случае же правоты – гномы в долгу перед ним.
Вскрываем могилу. В ней, помимо Аркенстона, Оркриста и волшебного доспеха, лежит кольцо с рубином. Кольцо явно эльфийской работы. До этого Гэндальф сказал нам, что все эльфийские артефакты несут на себе печать Тьмы теперь и могут при определенных условиях подчинять волю. Без сожаления пытаемся уничтожить кольцо волшебным молотом. Наковальня трескается. Король решает отправить эту вещь эльфам – их работа, пусть сами разбираются. Я вызываюсь сопровождать хоббитов. К нам присоединяется Радагаст, находившийся в это время в Эреборе.
По дороге в Лориэн мы встречаем Сарумана. До этого до гномов доходили слухи, что раненные в ходе нападения на Дейл дунландцы взывали к его помощи – поэтому я отношусь к нему с подозрением. Однако он берет Кольцо в руки и затем возвращает его хоббиту. Я немного успокаиваюсь, рассудив, что если бы Саруман был слугой Врага, мы уже были бы мертвы.
Мы приходим в Лориэн и показываем Кольцо Галадриэль. Позже она вызывает меня на личный разговор, и, взяв клятву хранить тайну, рассказывает, что это Единое Кольцо, которое ищет Саурон, и уничтожив которое, можно уничтожить Врага. Владычица говорит, что чувствует, что я должен участвовать в этом походе, отправившись с маленьким отрядом к жерлу Ородруина с целью уничтожить в нем кольцо, пока объединенные армии эльфов, людей и гномов будут отвлекать внимание Саурона. Что же, если это возможность взыскать с Саурона долг и оставить свое имя в веках, я не могу отказаться. Галадриэль просит остаться меня в Лориэне и дождаться формирования отряда.
Но большинство других эльфов не столь гостеприимны. Со всех сторон я вижу косые взгляды, доходит и до оскорблений. Эти остроухие пытаются возложить на меня долг Широкозадых, разоривших Дориат! Какая наглость и выборочная память. О подвигах гномов (впрочем, тоже другого клана), например, спасших сыновей Феанора в Битве бесчисленных слез ценой своих жизней, они предпочитают не вспоминать. Но Махал рассудит правых и виноватых, я решаю смирить гордыню, остаться, а долги за эти оскорбления взыскать позже. Однако когда я прошу бумагу, чтобы послать письмо отцу и предупредить его о своем отсутствии, я слышу очередную едкую насмешку – на этом мое терпение заканчивается, я покидаю Лориэн. И если моя судьба действительно связана с этой историей, то я так или иначе поучаствую в ней.
По дороге из Лориэна захожу в Гарцующий пони, отведать наконец-то знаменитой тамошней стряпни. Тут стоит оговориться, что все это время со мной был верный и бесстрашный гном Лит, особой роли не сыгравший, но упоминания безусловно достойный. И вот только приступаем мы к поеданию божественного сырного супа, как в трактир входят все те же знакомые нам хоббиты в компании с лориэнской эльфийкой Нимвен. Решаем вместе идти в Эребор. По дороге Нимвен приносит извинения за эпизод в Лориэне и предлагает «забыть старую вражду». Пытаюсь объяснить, что у меня никакой старой вражды нет, потому что на ее роде нет перед моим долгов, равно как и наоборот – потом машу рукой, мудрость Махала этим дивным созданиям все равно недоступна. В общем, извинения приняты. Может быть, в знаменитой блинной Эребора она сможет получить представления о гостеприимстве!
В Эреборе хоббиты пытаются убедить Даина принять участие в походе армий к Мордору. Даин отвечает резонными вопросами – а кто командует? А где собираемся? А почему его не позвали обсудить план? Ответов на них нет. Даин отказывается участвовать, решив вместо этого осуществить поход в подземелья Кхазад-Дума и Дол Гулдура. Я ссылаюсь на то, что уже обещал Галадриэль присоединиться к отряду, несущему Кольцо и на мне долг, Фродо тоже просит отпустить меня в уплату долга за то, что он помог извлечь из могилы Торина темный артефакт. Я убеждаю отца перед походом в Морию все же поговорить с Галадриэль, так как она упоминала, что знает, как справиться с обосновавшимся там Роком Дурина.
Направляемся вместе с гномами в Лориэн. Естественно, там еще никто никуда не собрался и идет белый совет. Но невооруженным глазом видно, что Кольцо негативно влияет на собравшихся там владык и магов, и время поджимает. К этому времени оно уже познало огонь и приняло истинную форму – золотого, без камня. Сформировано Братство. Помимо меня и хоббитов в него входят Саруман, Леголас, та самая Нимвен, и еще один нолдо Лориена Эарентар. Кольцо несет Мерри. На Леголасе лежит долг перед гномами – идти с ними в Морию. Галадриэль просит снять с него этот долг в обмен на информацию о способе победы над Роком Дурина. Даин соглашается, неверно поняв формулировку, и оказывается в непростой ситуации, ведь Леголас является должником не его, а непосредственно Гимли. Дальше следуют забавные, но не стоящие полного описания тут разборки, в результате которых Леголаса все же отпускают с Братством. В напутствие отец говорит мне постараться, чтобы Братство с Кольцом зашло в Эребор. Видя, что Кольцо делает с владыками, отношусь к этой просьбе с подозрением, но обещаю попытаться.
Нам дают дары Лориэна. Волшебные плащи, помогающие укрыться от ненужных глаз, лембасы, фляги с мирувором. После недолгих раздумий решаю считать это платой за мое участие в походе и не нарушаю пафос момента попытками расплатиться. Саруман долго излагает правила похода, потом просит поклясться, что мы будем их соблюдать. Среди них – последовательность перехода командования отрядом в случае недееспособности предыдущего командира. Я в этой цепочке иду за Саруманом и Эарентаром. Клянемся. Тем временем, объединенная армия выходит в сторону Мордора. Мы идем параллельно ей, то опережая, то отставая от нее. Дождь, постоянно льет дождь.
Доходим до Минас-Тирита. Галадриэль и маги говорят с наместником Денетором, его армия тоже собирается присоединиться. По дороге хоббиты обсуждают свои приключения и составляют рейтинг гостеприимства разных городов. Минас-Тирит оказывается в нем на последнем месте – ожидаемо, он практически на военном положении и всем не до нас. Но вдруг на ступенях дворца я встречаю гондорца, несущего куда-то котелок каши. Не долго думая, даю ему пару серебрянных (и еще немного за глоток отличной настоки!) и вот счастливые хоббиты уже уминают за обе щеки, пообещав пару баллов накинуть в рейтинге и Эребору. Даже гордые эльфы не побрезговали приобщиться. Пожалуй, один из самых светлых моментов во всем путешествии. А на выходе незнакомая гондорская дева еще и одаривает нас пирожками. Обещаю отблагодарить ее в Эреборе при первой возможности.
Идем дальше, доходим без особых приключений до Кирит Унгол – ущелья, через которое можно тайной тропой попасть внутрь Мордора. Уже начинаем пробираться через паутину, как с ужасом осознаем, что армия Саурона, готовящася отразить атаку сил Света, собралась как раз в той точке, куда мы должны выйти. После недолгих колебаний Саруман волево решает поворачивать назад. Объединенная армия отступает от стен Мордора. По пути мы встречаем отходящих, среди которых Боромир, сын наместника Гондора. Саруман становится перед ним на колени: «прости меня, я ошибся и вы погибали сегодня зря». «Да чего уж там, я сегодня уже успел угробить одну армию до этого» - флегматично отвечает Боромир.
Решаем заночевать в Лихолесье, и предпринять еще одну попытку на следующий день. Саруман отравляется по своим делам в Дунланд, сказав если он не вернется отправляться к Галадриэль в Лориэн и просить совета. Однако многие в братстве в глубине души корят его за решение отступить, к тому же хоббитов пугает его ужесточившийся характер. Поэтому когда становится ясно, что от Сарумана нет вестей к утру, Братство решает отправиться сразу в Мордор попытаться уничтожить кольцо еще раз. Подчиняюсь решению Эарентара, помня о клятве, хоть мне и не нравится такой поворот. За задумчивость, вызванную размышлениями про ошибочность этого решения, прозван Молчаливой бородой. Просим пойти с нами Радагаста. Он соглашается, беря с собой еще одного человека, то ли своего слугу, то ли слугу Сарумана.
Без особых приключений снова доходим до Кирит Унгол. Пролезаем через лабиринты паутины. На выходе понимаем, что хоть там и не такая толпа орков, как была в прошлый раз, но все равно ходят патрули и пройти проблематично. А тут еще и Радагаст внезапно решает покинуть нас, мотивируя это тем, что Кольцо вблизи от Мордора сильнее давит на него. Эарентар и Нимвен заявляют, что отвлекут силы Врага, чтобы другие смогли пройти. Спорить с ними бессмысленно. Но план не удается – их вместе с шедшим с нами человеком побеждают за пару минут после выхода, а патрулей становится только больше.
Оставшиеся члены Братства оказываются растеряны и деморализованы. Я решаю, что командование перешло ко мне и начинаю убеждать друзей отступить. Параллельно в голове начинает слышаться голос Кольца. По счастью, видимо Врагу была не слишком понятна гномья натура – потому что давить Кольцо стало совсем не туда. Оно сулило мне все золото мира – но зачем нужно золото, если ты не доказал всем, что достоин его? Если бы Кольцо вложило мне мысли о том, что завладев им, я смогу самолично взыскать долг с Саурона – возможно, я поддался бы. Или сыграть могла бы тема долга перед королем и отцом, требовавшим доставить его в Эребор. Или перспектива возвеличивания клана Долгобородых, обретение реликвий, провозглашения Короля под Горой верховным владыкой гномов – Узбадом. Но вот в золоте Торин особой нужды не испытывал.
А Леголаса Кольцу удалось хорошо зацепить. Вплоть до того, что мне пришлось вставать между натянутой им стрелой и одним из хоббитов, ляпнувших что-то не то. Время начинало поджимать, упрямцы хоббиты не хотели уходить. Фродо откопал где-то моток мешковины и предложил замаскироваться под орков. Я пытался его убедить, что это не сработает – но куда там. Он твердо решил попробовать пройти сначала в одиночку. Осталось только попросить его в случае поимки сказать, что Кольцо в Минас-Тирите, чтобы попытаться вытащить основные силы Врага из крепости. Фродо замаскировался и отправился, и тут за ним пошел глупец Пип… Оба не вернулись.
Я осознал, что если это не прекратить, то сейчас мы поумираем по одному, да еще и принесем Саурону Кольцо в подарок. Пришлось почти силой загнать оставшихся двух хоббитов назад в ущелье. Я подумывал все же укрыть кольцо в Эреборе до следующей попытки, не рассказывая о нем никому. В конце концов, это могучая крепость с тайным выходом. Но на выходе Леголаса укусил паук, и нам пришлось идти в Минас-Тирит, чтобы вылечить его. У меня была надежда сделать это, не привлекая лишнего внимания, но уже в воротах мы встретили Денетора и Сарумана. А еще Нимвен, чудом спасшуюся благодаря древней магии Валар. «Не могу поверить, что обнимаю гнома» - сказала она тогда.
Оставив Леголаса в палатах исцеления, мы спешно покинули крепость, так как к ней в любой момент могли подойти силы Саурона. Дождаться момента для следующей попытки пройти в Мордор было решено в Лихолесье. Там же к нам должен был присоединиться Леголас. Я же воспользовался моментом, чтобы дойти до Эребора и принести новости.
На этом моменте мое участие в истории Кольца заканчивается. Хоббиты с Нимвен ушли, не дождавшись нашего с Леголасом возвращения, так как каждый из нас задержался по своим обстоятельствам. Нимвен в третий раз довела их до ущелья, но внутрь не пошла, так как власть Кольца над всеми, кроме хоббитов, там была уже слишком велика. Оставшаяся часть Братства встретилась в Минас-Тирите, дабы принять последний бой против армии Саурона. Сэму и Мэри же было суждено спасти нас всех, выполнив то, что было задумано, и уничтожив Кольцо в жерле Роковой горы. К сожалению, хоббитам пришлось отдать за это жизнь.
Так Саурон был повержен, а армии его рассеяны. Защитникам Минас-Тирита еще предстояло отбиться от оставшихся сил харадрим и вастаков, решить династические вопросы, и сделать много чего еще. Но это уже были дела людей и их новая эпоха.

Еще раз хочется сказать огромное спасибо мастерам и всем, с кем удалось поиграть, и всех обнять. Было классно, хоть местами и очень мокро.
Tags: толчки
Subscribe

  • Симпозиум Scripps по биологии старения. Послесловие

    Оригинал взят у m_batin в Симпозиум Scripps по биологии старения. Послесловие Закончилась прекрасная конференция во Флориде. Кормили…

  • Атеист - это звучит гордо!

    Оригинал взят у valerijapride в Атеист - это звучит гордо! Здравомыслие - это правильно! 25 января на парламентских выборах в Греции…

  • @gde_sra4

    Некоторые мои особо духовные френды регулярно заявляют, что они отписались от гдесрача, не в силах выносить льющихся там потоков грязи. Для меня же…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments